Корпорация власти » Лживость пропаганды, псевдоновости, коррупция, роль оппозиции, реанимация ценностей

Лживость пропаганды, псевдоновости, коррупция, роль оппозиции, реанимация ценностей
Страница 13

Майора Евсюкова, беспричинно убившего двоих и ранившего семерых человек, все-таки осудили, но скорее всего торжество закона произошло не благодаря «справедливому» режиму, а несмотря на него. Дело получило настолько широкий отклик в массах, что по-другому было уже нельзя. Да и звание майора не такое уж высокое, чтобы активно заступаться за его носителя; был бы Евсюков генералом, вряд ли дело довели бы до суда, или если не поймали бы его с поличным, то оформили бы дело как очередной глухарь с концами, мокнущими в воде. Хотя начальник ГУВД Пронин все-таки замолвил за него словечко, назвав убийцу перспективным сотрудником. Перспективен же милиционер, в свободное от работы время напивающийся и расстреливающий ни в чем не повинных клиентов супермаркета! Все-таки деяние Евсюкова характеризует именно Евсюкова, а не власть. Однако когда представители власти начинают хотя бы на словах выгораживать такого отморозка, это уже характеризует саму систему. И несмотря на торжество справедливости,

Нагатинский суд Москвы отказал в удовлетворении иска пострадавшим от действий Евсюкова. Так что в этом отношении справедливость не восторжествовала. Хотя отказ по иску был совершен до обвинительного приговора суда, все равно факт вины в преступлении был известен [к которому примешивался факт о необходимости совершения тяжелых операций пострадавшим]. И таких евсюковых в путинской вертикали хватает, на них вертикаль и держится. На тех сотрудниках милиции и ФСБ, у которых нет обязанности раскрывать преступления, но есть право их совершать. Властно уполномоченное лицо, совершающее преступления, имеет право на особую защиту, а любой обвинитель властно уполномоченного лица обязан быть наказанным. Преступник, таким образом, меняется с жертвой местами; первый объявляется героем, а вторая – преступником. Это норма путинского режима, которой не было никогда и нигде – даже при самых бесчеловечных режимах. И хотя на Евсюкова эта норма в полной мере не распространилась [ему просто не повезло, и он стал исключением из правил], она свободно распространяется во многих других случаях.

Хочется привести цитату, отлично (пусть даже совсем в саркастично-гипертрофированном виде) показывающую суть милицейского произвола. «Если в США задерживаемый будет сопротивляться полиции – он получит пулю в лоб. Без разговоров. Если в Израиле задерживаемый будет сопротивляться полиции – он получит пулю в лоб. Без разговоров. У нас, разумеется, не так. У нас, даже если не сопротивляешься милиции, тебя забьют до смерти и напишут в протоколе, что ты, осатанев, нагло бился своим лбом о ботинок мента – сорок семь раз»[205]. В других странах государство призвано защищать закон, а в нашей – совершать преступления. И если правительственные преступления в нормальных странах – это дисфункция государственной машины, то в ненормальных странах (то есть нашей) – это ее функция.

Само членство в партии позволяет получить своего рода индульгенцию, после чего можно с чистой совестью творить все, что только заблагорассудится, будучи уверенным в том, что все равно отмажут. Честным людям индульгенции не нужны, они необходимы всяким ворам, убийцам и прочим преступникам. Отдал душу партии – взамен получил «законную лицензию» на преступления. Причем – что характерно – власть не повышает зарплат сотрудникам милиции, но позволяет грабить и вымогать; мол, сам зарабатывай, мы тебе не будем мешать, а ты взамен поддерживай и защищай нас. Все покупается и продается, а то, что по определению не может покупаться, высмеивается. Честность и добропорядочность давно уже стали чуть ли не пороками, которые заслуживают осмеяния. Неудивительно, что честный, добрый и порядочный россиянин обречен на проигрыш в борьбе за власть, поскольку такая борьба эффективна тогда, когда она ведется нечестными методами. «Никакая форма гражданского управления не будет полезной и эффективной, если граждане не обладают и не пользуются мудрыми методами для руководства и контроля деятельностью должностных лиц и государственных служащих. Сегодня формы такого контроля отсутствуют. Это означает фантастический рост закрытости власти по отношению к обществу, что является причиной злоупотреблений и преступлений в сфере управления»[206]. Мы бы сказали, что это является не столько причиной [или следствием] злоупотреблений и преступлений, а это само преступление, дающее возможность для совершения других преступлений. Когда власть становится закрытой, когда государственные служащие занимают положение, возвышающее их над законом, власть расписывается в своей преступности. Кроме того, закрытость власти указывает не только на ее актуальную преступность, но и преступность потенциальную; закрытость ведь нужна не просто так, а для сокрытия деяний, которые как совершаются сейчас, так и планируются в будущем.

Страницы: 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18


Другие статьи:

Понятие политического рынка и политического капитала
Полит рынок – это форма обмена ресурсами, которая сопоставима с информационным рынком. Эта форма вертикальна. Рыночные отнош-ия – кандидаты обещают избирателям все «золотые горы» и требует от избирателя доверия. Эти вертик отнош-ия склады ...

Строительство
За январь - октябрь 2006 года построено и сдано в Альметьевском муниципальном районе в эксплуатацию жилья – 56,2 тыс. кв.м. (139,1% к аналогичному периоду 2005 году), в том числе по городу – 41 тыс. кв.м, по району – 15,2 тыс. кв.м. ...

Социальная общность как политический субъект
Социальная общность – совокупность индивидов и групп людей, объединенных одной территорией, формами деятельности, системой ценностей, отношением к власти. Эти общности могут превращаться в субъект полит. отношений. В политической науке ...