Политология » Политические партии и современные лидеры России » Общие модели демократизации.

Общие модели демократизации.
Страница 6

Дайамонд настаивает на том, что недоучет прав человека не только обедняет концепцию демократии, но и позволяет неточно интерпретировать результаты сравнительного анализа политичес­ких систем, когда фактически в ряде случаев следует говорить (если использовать критерий прав человека) о псевдодемократиях, а не о настоящих демократических политиях.

Модель либеральной демократии, основанная на правах челове­ка, обогащает демократическую мысль и практику. Во-первых, в дополнение к регулярной, свободной и честной электоральной кон­куренции и всеобщему избирательному праву данная модель требу­ет предусмотреть отсутствие у военных и иных социальных и поли­тических сил, которые прямо не ответственны перед электоратом, права изменять политический режим и заменять конституционную власть. Во-вторых, помимо «вертикальной» ответственности пра­вителей перед управляемыми должна быть «горизонтальную» от­ветственность держателей власти друг перед другом; ограничителя­ми исполнительной власти здесь служат конституционализм, прав­ление закона и процесс обсуждения решений. В-третьих, либераль­ная модель требует обеспечения политического и гражданского плюрализма, равно как индивидуальных и групповых свобод.

Согласно демократической модели «прав человека»:

— реальная власть принадлежит — фактически и по конститу­ции — избранным должностным лицам и лицам, ими назначенным, а не неответственным силам внутри страны (т.е. военным) или за­рубежным силам;

— исполнительная власть конституционно ограничена и ответ­ственна перед другими государственными институтами (такими, как независимый суд, парламент, институт уполномоченного по правам человека — омбудсмен, главный ревизор);

— результаты выборов не предопределены, значительная оппо­зиция со временем может сформировать правительство, любая группа, приверженная конституционным принципам, имеет право создать партию и конкурировать на выборах (даже если электо­ральный порог и правила не допускают маленькие партии к пред­ставительству в парламенте);

— культурные, этнические, религиозные и иные меньшинства, равно как и традиционно находящееся в невыгодном положении большинство, не ограничены (легально или практически) в выра­жении своих интересов в политическом процессе и в использовании своего языка и культуры;

— граждане имеют множество постоянных каналов и средств выражения и представления своих интересов и ценностей, включая разнообразные автономные ассоциации, движения и группы, кото­рые они могут создавать;

— граждане имеют свободный доступ к альтернативным источ­никам информации, в том числе и независимым средствам массовой информации;

— индивиды обладают основными свободами: веры, мнения, дискуссии, речи, публикаций, собраний, демонстраций и петиций;

— граждане политически равны перед законом (даже если они очевидно не равны по политическим ресурсам), индивидуальные и групповые свободы эффективно защищены независимой и справед­ливой судебной системой, чьи решения поддерживаются и уважа­ются другими центрами власти;

— правление закона защищает граждан от несправедливых ареста, ссылки, террора, пыток и чрезмерного вмешательства в их личную жизнь не только со стороны государства, но и организован­ной негосударственной силы.

Представленная модель демократии широко используется ис­следователями для анализа уровня развития прав человека, свобо­ды и демократии.

Следует заметить, что концепция прав человека сегодня приоб­рела универсальное значение. Ее связь с рационализированной ли­беральной культурой Запада хотя и признается, но не ограничива­ется только этой культурой. Демократия как «глобальный проект» включает и понимание прав человека, сформулированное в иных культурных средах, в частности мусульманской и буддистской.

Так, буддистское и индуистское понимание прав человека говорит о следующем: 1) человеческие права не являются только индивиду­альными человеческими правами. Индивид является абстракцией, который не может быть основным субъектом прав. Индивид являет­ся узлом структуры отношений, которые формируют Реальное. Именно положение в этой структуре и определяет права, которые имеет индивид; 2) человеческие права не являются только челове­ческими. Они равно касаются всего космического образа универса, из которого даже боги не исключаются. Все чувствующие существа и предположительно неодушевленные создания также вовлечены во взаимодействие, касающееся человеческих прав; 3) человеческие права являются не только правами. Они также являются обязаннос­тями; права и обязанности взаимозависимы. Человечество имеет право продолжать существовать только потому, что оно выполняет долг сохранения мира; 4) человеческие права связаны не только со всем космосом и всеми соответствующими обязанностями; они со­здают внутри себя гармоническое целое; 5) человеческие права не являются абсолютными. Им присуща относительность.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8


Другие статьи:

Пограничные политологические дисциплины
Эту группу составляют науки, занимающие промежуточное положение между политологией и другими науками. Важнейшей из них является политическая социология -наука о взаимодействии между политикой и обществом, между социальным строем и политич ...

Конституция РФ 1993 года
Следует обратить внимание на некоторые особенности Конституции РФ 1993 года: 1. Конституция отражает кардинальные изменения в ценностных ориентациях, которые произошли в обществе и государстве в постсоветский период. По своей структуре и ...

Политическая символика как средство коммуникации
Символы существуют как неотъемлемый атрибут политики. Главной особенностью символов представляется бесконечное количество их внутренних смыслов, реализованных в ограниченных внешних проявлениях знака. Это способствует тому, что символ пер ...