Корпорация власти » Право на насилие, теракты, партия бездумной толпы, политическая игра, отсутствие социального, выборность

Право на насилие, теракты, партия бездумной толпы, политическая игра, отсутствие социального, выборность
Страница 26

К. Ясперс, ссылаясь на Макса Вебера, говорит о государстве как монополисте легитимного применения насилия. Оно играет двоякую роль: 1) исключает насилие из человеческого существования, теперь мирно следующее законам; 2) концентрирует насилие, увеличивая его рост, в одном месте, в своем-собственном (государственном) проявлении. Государство – это «власть, которая существует посредством угрозы применить насилие или выносит свое решение, осуществляя его»[153]. Как уже говорилось, именно насильственными средствами оно подавляет и склоняет на свою сторону.

Дисциплинарная система, по мнению Фуко, объединяет силы так, чтобы их преумножить и использовать; она «фабрикует» личности, которые для нее выступают не только объектами власти, но и орудиями ее отправления. А надзор выступает основным механизмом дисциплинарной власти[154]. Отсюда вытекает и единоросский иерархический надзор, при котором главы государственных учреждений, проводя политическую агитацию в среде своих подчиненных, склоняют последних к вступлению в корпорацию. От высшего к низшему, от пика должностно-статусной пирамиды к ее основанию. В то же время руководители всяческих ведомств подвергаются надзору, равно как не способны его избежать лица, занимающие еще более высокие посты (главы администраций, губернаторы и мэры). Власть надзирает за самими надзирателями. И хотя Фуко называет дисциплинарную власть анонимной (ее производит не «глава» пирамиды, а сам механизм в целом), мы не можем полностью согласиться с этим мнением. Анализируя частный аспект дисциплинарной власти – поле деятельности «Единой России», – мы придаем особое значение работе «глав» этой корпорации, благодаря которой и раскручивается этот механизм, подминающий под себя абсолютно все, хотя… Дисциплина, по Фуко, не может отождествляться с каким-то конкретным общественным институтом, так как она – тип власти, пронизывающий разные аппараты и институты и связывает их между собой. Даже полиция и тюрьма, созданные государством, не в полной мере подчинены последнему. В своей деятельности они выходят за рамки аппарата государства.

По нашему мнению, данное разделение государственной власти и власти различных государственных институтов не может быть произведено окончательно, то есть не представляется возможным полностью разотождествлять их. Все равно полиция является институтом, исполняющим государственную волю и следящим за исполнением законов. Однако в некотором роде данное разделение имеет место, если обратить внимание на далеко не полное соблюдение полицией законов, а иногда и использование последних в своих корыстных целях. Так, существует много примеров, описывающих использование служебного положения в среде государственных служащих (в том числе и полицейских) во имя достижения сугубо индивидуальных интересов. Так называемый полицейский или тюремно-надзирательский произвол является в сущности примером децентрации власти. Или наиболее ярким примером может выступать массовая политизация на региональном уровне. Достаточно вспомнить выборы 2006–2007 годов, когда местная (городская или областная администрация) принуждала работников государственных учреждений вступать в «Единую Россию» под угрозой увольнения. И зачастую эти репрессивные меры исходили не из Москвы, не от партийной элиты, а именно от местной администрации. Являясь инициативой местной формы власти, репрессивные авторитарные меры если и соответствовали деятельности самой партии, но намного в меньшей степени, чем тем, кто их реализовывал на самом деле. Существует мнение, что в 30-е годы 20-го века «сталинские» репрессии с наибольшим размахом проявляли себя на периферии, а не в месте локализации партийной верхушки. Таким образом, приказы и распоряжения, исходящие из центра, на периферии имеют свойство трансформироваться [и еще более ужесточаться]. И этот процесс трансформации данных распоряжений влечет за собой децентрацию власти. Конечно, мы не стремимся здесь оправдать деятельность Сталина или современного правительства, так как никакой демократичностью и гуманностью они не отличаются. Но и в полной мере демонизировать [только] «центр» также не представляется целесообразным, поскольку власть реализуется не только центром, но и периферией. Самое ужасное-то, что центр не предпринимает никаких мер и санкций по отношению к ретивой периферии, действующей по принципу «заставь дурака богу молиться». Наоборот, он если и не всегда поощряет такую деятельность, но уж явно ей не противостоит.

Страницы: 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31


Другие статьи:

Феномен толпы
Еще одна особенность политической психологии состоит в ее способности к формированию специфического политического субъекта — толпы. Г. Тард называл толпу самой «старинной» социальной группой после семьи. Однако суть этого объединения отра ...

Предмет политологии. Функции политологии
Вопрос 1. Аристотель первым сформулировал понятие политики. Политика-это цивилизованная форма общности людей, необходимое условие для достижения общего блага. Н. Макеавелли. В XVI в. Итальянский философ Н. Макеавелли уточнил понятие ...

Понятие государства и гражданского общества. Происхождение и признаки государства.
Происхождение: Государство появилось на исторической сцене 5—6 тыс. лет назад и с тех пор постоянно эволюционировало. Почему же раньше, причем очень долго, люди могли обходиться без раздутого госаппа­рата, полиции и армий? Причин тому мно ...