Политология » Нелегитимные политические технологии и методы борьбы с ними » Обман и секретность информации

Обман и секретность информации

Наиболее очевидным примером политики обмана Гудин считает передачу намеренно неверной информации, например, такой, как «Тонкинская резолюция», которая на основе предложенной ЦРУ версии об атаке вьетнамцами американских военных кораблей, послужила для президента США Джонсона основанием для ведения неограниченной войны против Вьетнама.

Политика обмана имеет свои законы.

Во-первых, ложь должна быть определенным образом дозирована и не переходить некоторых пределов, чтобы сохранить видимость правдоподобности.

Во-вторых, политик должен хорошо знать, что ожидает от него аудитория. Тот факт, что истина выступает порой в менее привлекательной форме, чем фикция, создает для политика определенную почву для маневрирования. Задача политика в этом смысле состоит скорее в поисках выгодных для него иллюзий, на которых он может «сыграть».

Третьей составляющей политики манипулирования по Гудину является так называемая «логика коллективного действия», т.е. определенная солидарность политиков, основывающаяся на понимании того психологического явления, что общественность теряет доверие ко всей группе политиков, если раскрывается обман одного из ее членов[3].

Важным средством манипулирования, кроме фактического обмана, Гудин считает секретность. Её суть состоит не в извращении фактов, как это происходит в случае обмана, и не в их фальсификации, а в изъятии и сокрытии информации, которая идет вразрез с установками существующего политического курса. Утаивание соответствующих данных и истины искажает информационную базу принятия решений.

При этом принципы, на которых основываются ограничения, нуждаются в определенном обосновании. Наиболее сильным аргументом такого рода Гудин считает апелляцию к какому-либо «священному принципу», распространенную в политике. Например, в средние века религиозные доктрины утверждали, что только короли и принцы должны владеть «тайнами государственного правления». Аналогичны доводы Никсона в пользу «привилегий исполнительной власти», к которым он прибегал при расследовании «уотергейтского дела». Они представляют собой ту же «священность» конституционной доктрины, что и «священность» права монарха в средние века, считает автор. Аргументом того же типа является и засекречивание информации под предлогом «национальной безопасности» или «тайн государственного правления».

Кроме простого утаивания информации, Гудин выделяет «более сложную стратегию, которая строится на институализированной секретности», как особенно опасную его форму. Речь идет о том, что в системе, удерживаемой «официальными секретами», единственным способом эффективно участвовать в процессе принятия решений, является получение информации из рук официальных лиц, наделенных секретами. Таким образом, люди оказываются тесно привязанными к своим руководителям, или, как выражается автор, «кооптированными». Из-за страха потерять доступ к информации они вынуждены мириться с любой формой официальной политики независимо от того, нравится она им или нет. В этой стратегии, пишет Гудин, секретность играет решающую роль, поскольку предоставление информации, которую нельзя получить иным путем, становится взяткой, вовлекающей несогласных в отношения кооптации. Другими словами, секретность служит средством «умиротворения кооптируемых групп».


Другие статьи:

Права человека во взаимоотношениях государства, общества и личности
История политических и правовых учений позволяет определить мировоззренческое и концептуальное выражение в развивающемся обществоведении политико-государственного и юридического становления разных народов мира. Все это отражалось в произв ...

Стратификационные и правовые дефиниции политики
Важной составной частью социологических определений политики являются ее стратификационные дефиниции. Они трактуют политику как соперничество определенных общественных групп: классов и наций (марксизм) или заинтересованных групп — за реал ...

Гражданский мир в обществе - сущность и тенденции
Мир как состояние общества, свободного от политического насилия, гражданской войны и вооруженных конфликтов, исторически почитался народами как великое благо. Это отражено еще в высказывании крупнейшего римского философа, политика и орато ...