Корпорация власти » Размышления о будущем, многообразие форм правления, опасность глобализации

Размышления о будущем, многообразие форм правления, опасность глобализации
Страница 28

Как говорится, благими намерениями…, но во внешней политике штатов едва ли просматриваются благие намерения. Разве не об этом писал Ю. Хабермас, выступая против самоуправства НАТО и говоря о США как о государстве, использующем политику силы при наведении порядка, а по сути преследующем свои интересы? «…политика прав человека, которая оправдывает интервенцию, совершает категориальную ошибку. Она обесценивает и дискриминирует «естественную» тенденцию к самоутверждению. Она стремится прикрыть нормативным масштабом полюс власти, который избегает нормирования»[309]. США, по мнению Ю. Хабермаса, войной в Ираке разрушили свой имидж державы, гарантирующей действенность международного права, уничтожили свой нормативный авторитет. «Не было соблюдено ни одно из двух условий международно-правовой обоснованности применения военной силы: отсутствовала ситуация, при которой могла бы идти речь о самозащите от актуального или непосредственно предстоящего нападения, не было постановления Совета Безопасности в соответствии с главой VI Устава ООН, которое давало бы США соответствующие полномочия»[310]. По утверждению П. Андерсона, ООН – не организация, следующая беспристрастности, а прикрытие воли Америки, которая осуждает и наказывает лишь тех, кто не является союзником США[311]. Подобного мнения придерживается И. Валлерстайн, когда говорит, что Совет Национальной Безопасности, ООН, Мировой банк и МВФ – институты той конструкции, которую навязали США мировой системе[312].

Сами американцы склонны оправдывать политику своего правительства необходимостью обезопасить мир от терроризма и диктата и водрузить знамена демократии везде, где только можно; мир погряз в войне – войне всех против всех, – и потому необходим гегемон, гоббсовский Левиафан, гарант мира и справедливости. который, вместе с тем, стоит выше всяких прав – в том числе и международного права. Но левиафану нужно показывать всем, что он левиафан, демонстрировать свою силу, что он и делает, устраивая то военную, то экономическую экспансию – и никакие угрызения совести здесь неуместны[313]. Это снова напоминает позицию инфантильного ребенка, который силой водружает легитимность своей воли перед другими детьми, не зная о том, что сила не легитимирует, а делегитимирует его волю. Но что ему это знание…, зачем ему мораль и право, если в руке есть разящий меч, а в душе – желание быть единственным и неповторимым.

Остается удивляться тому, как эффективно американцам промыли мозги относительно войны в Ираке. Средства массовой манипуляции заставили американцев «искренне» ненавидеть Ирак и режим С. Хусейна. Массы не воспринимают рассуждения и не обладают способностью глубокого понимания проблемы. Вместо этого они склонны воспринимать зачастую совершенно немотивированные и иррациональные высказывания о ней авторитетных лидеров. Этой особенностью масс и пользуются политические лидеры для легализации любого своего действия – в том числе военного.

Поскольку глобализация по сути является естественным и объективным процессом, термин «антиглобализм» представляется бессмысленным. Осуществляя терминологические придирки, следует сказать, что он, приставкой «анти» указывая на оппонирование глобализации, отрицает ее, а значит, и почти весть научно-технический прогресс, прогресс коммуникаций и многие-многие достижения человечества. Антиглобалист – это не тот прогрессивный человек, который не приемлет политики транснациональных корпораций, а тот, кто, надев на себя набедренную повязку, пляшет вокруг костра и призывает вернуться в доцивилизационное состояние (подобно Ж.Ж. Руссо, провозглашающего принцип «назад, к природе!»). Глобализации как таковой оппонировать нельзя, но можно выступать против тех ее тенденций, которые взяты на вооружение корпоратократией. Следовательно, противники глобальной политики не являются противниками глобализации в целом, а выступают защитниками альтернативного процесса глобализации. Таким образом, вместо [совершенно бессмысленного] термина «антиглобализм» следует использовать термин «альтерглобализм».

Как раньше, так и сейчас некоторые ученые не признают во внимание концепции, связанные с мировыми заговорами. Так, К. Поппер приводит следующий (и единственный) аргумент, опровергающий теорию глобальных заговоров: поскольку жизнь общества – это деятельность гибких, хрупких, а потому изменчивых институтов и традиций, она вызывает множество непредвиденных и непредсказуемых реакций в социальной структуре, которые мешают осуществиться планам возможных заговорщиков[314]. Иными словами, Поппер говорит о чрезвычайной сложности осуществления планов, касающихся глобальной сферы. Однако сложно – не значит невозможно. Аргумент Поппера, несомненно, играет важную роль для поддержки его «антизаговорщической» концепции, но его нельзя воспринимать как бесспорный. Естественно, социальная ткань изменчива и неоднородна, но некоторые из описанных тенденций как раз направлены на ее упрощение и гомогенизацию, что позволяет (может быть, несколько поспешно, но все же позволяет) сделать определенные выводы. Кроме того, работа «Открытое общество и его враги» вышла достаточно давно (1945 г.), и во время ее публикации тело мирового социума пока не ощущало так остро действие этих тенденций. Нельзя сказать, что оно особо остро чувствуется сейчас (поэтому – в отсутствии остроты – тема остается дискуссионной в научных кругах), но банально заявлять о том, что в начале двадцать первого века глобализация [и ее культурно-политические «минусы»] ощущается намного сильней, чем в середине двадцатого – это просто очевидно. Адресую следующую фразу всем убежденным противникам идеи мирового правительства: если вы смеетесь над этой идеей и твердолобо заявляете о том, что она – изобретение параноика, – попробуйте ее фальсифицировать окончательно и бесповоротно. Я еще нигде не видел ее качественную фальсификацию, равно как и качественную верификацию. Но вместе с тем вижу, что аргументы, ее верифицирующие (некоторые из них я – в меру сугубо своего понимания – изложил в настоящей работе), на чаше весов несколько перевешивают аргументы, ее фальсифицирующие. К тому же диагноз «паранойи» лишается всякого смысла в паранойяльной реальности.

Страницы: 23 24 25 26 27 28 29


Другие статьи:

Маркетинг – ключевой фактор современной политической деятельности. Определение понятия маркетинга.
На сегодняшний день не существует единственного, признаваемого всеми определения маркетинга – ни классического коммерческого, ни политического. Одни авторы видят в маркетинге не столько технологию, сколько философскую концепцию, мировоззр ...

Политическое участие и его типы
Политическое участие – это влияние граждан на функционирование политической системы, формирование политических институтов и выработку политических решений на любом уровне политической власти (местном или общенациональном). К политическом ...

Государство и гражданское общество в России.
Россия – демократическое федеративное правовое государство с республиканской формой правления. Ценностный смысл идеи правового государства состоит в утверждении суверенности народа как источника власти, гарантированности его свободы, подч ...