Политология » Кавказская политика России в первой половине XIX века » Человеческий фактор.

Человеческий фактор.
Страница 3

К счастию Раевскаго, он кончил свою карьеру удалением от начальст­ва береговой Линии с оказанным бла­говолением, потому что в Петербурге сочли не возможным его заслужено карать за все его дела, то и сочли луч­ше притвориться, что не знают их.

Нахальство и находчивость Ни­колая Раевскаго были изумительны .

Раевской до того нагло презирал Петербург, что в первой экспедиции береговой Линии, во время постройки укреплений, он углубился диктовать по-французски проект Пушкину, писав­шего его по Русски, Морскаго военно­го поселения на восточном берегу Чернаго моря, имеющего служить Ме­стному флоту, тем же чем военные по­селения предполагались служить Су­хопутным войскам. Пушкин тщетно клялся, что это не возможный сумбур самого дурацкого пошиба. Раевский же одно твердил: «Вы ничего не пони­маете. Мудрецы Петербурга, гиганты в невежестве и дурости, всякому ве­рят, когда умеешь изложить».

Анреп заменил Раевскаго.

АНРЕП[30]

Не иносказательно, а истинно был по­мешанный, корчевший Героя, храбро­сти и честности до иступления; в дей­ствительности же совершенно ни к чему не способный, внушаемый ка­кими-то фантастическими идеалами, в особенности в военном отноше­нии. Он в Турецкой войне пятидеся­тых годов на линии Дуная практически доказал свою совершенную неспо­собность и ничтожество[31].

С Граббе Анреп был заклятый враг, не щадившего первого. На каком-то Царском смотру, по словам Анрепа, Граббе, как Дивизионный начальник, в команде переврал приказание Госу­даря, так что Анреп со своею бригадою исполнил движение не соответствую­щее Высочайшей Воли, в следствие чего перед всем сбором многочисленнаго войска Государь Николай повелел послать Анрепа за фрунт[32].

В следствие этого Анреп имел объяснение с Граббе, при котором оба распетушились до того, что первый вызвал своего соперника на поединок, но как оба сознавали, что им в России стреляться не благоразумно, то согла­сились стреляться заграницей, куда Анреп поехал и где несколько меся­цев тщетно прождал Граббе, избежав­шего поединка. В последствие это по­служило Анрепу поводом обращаться и отзываться о Граббе с величайшим презрением, выставляя его трусом и безчестным актером.

Сам по себе Анреп был добрый человек, не способный сознательно делать зло и безчестной поступок, но как пустая помешанная личность, окружающие его вводили в самые не­благовидные поступки. Прочие гене­ралы на Кавказской Линии были лич­ности пустейшие безо всякого значе­ния, единственно употребляемые для обязательных инспекторских смотров. Одно исключение составлял «Засс» Курляндец[33], без признака образова­ния и убеждений, имевший особые способности на вооруженный разбой на широкую ногу, которому, в случаях надобности наказать вероломство ка­кого-либо туземного племя, Вельями­новым поручалось набег, остальное же время этот славный генерал держал «Засса», как говорится, на цепи.

Полковые командиры, выдресси­рованные Вельяминовым, хотя не представляли ничего особенного, но на своих постах были удовлетвори­тельны и достойно поддерживали в своих полках дивный военный Кав­казский дух.

Зато за кавказом, из трех стар­ших генералов иноземцов двое Фези[34] и Клюк-фон-Клюгенау были ни­что иное как безтолковые хвастуны с обращением казарменных капра­лов; третий армянин Князь Моисей Захарович Аргутинской-Долгоруков, — совершенный выродок своей наци­ональности, при грубом воспитание и отсутствия всякого образования, от­личался своим строгим безкорыстием и личною храбростью: К тому же хорошо говорящий на туземных наре­чиях вел все переговоры лично, без переводчиков, и одаренный всей многообразной хитростью и лукавст­вом армян, превосходно ладил с не­приязненными нам племенами, чрез своих отличных лазутчиков, заблаго­временно зная малейшие замыслы и намерения горцев.

(…)«Зимою Граббе поехал в Петер­бург под влиянием чара, причиненно­го в Северном Дагестане летом 1839-го года Ахулговской Кампании, самым витийским образом описанной в вымышленных военных реляциях.

Однажды на вечернем чае у Им­ператрицы, на который был приглашен Граббе, поднесший Ее Величеству, ре­бенка — девочку пленную <из> Ахулго, дочь Жухрая, одного из Наибов Шами­ля, которая была крещена при воспри­емниках Ее Величества и Граббе, к чаю пришел Император Николай, обратив­шийся к Граббе разговором о предпо­лагаемых военных действиях на пред­стоящее лето. Граббе увлекся своим красноречием и до того очаровал Им­ператора, что получил приказание на утро привести все вышесказанное им, изложенное в записке.

Страницы: 1 2 3 4


Другие статьи:

Почему функции культурологии не являются тождественными функциям, которые выполняет культура?
Почему функции культурологии не являются тождественными функциям, которые выполняет культура? Для того, чтобы ответить на этот вопрос мы должны определить, что же такое культура и какие ее функции; и что такое культурология и ее функции. ...

Социальные предпосылки демократии
Рыночная экономика лучше, чем командная хозяйственная система, обеспечивает создание такой важной предпосылки демократии, как относительно высокий уровень благосостояния граждан. Он позволяет смягчать социальные конфликты, легче достигать ...

Изменения в политике. Политические конфликты. Сущность и значение конфликтов в политике. Место и роль конфликтов в политике
Идея внутренней противоречивости, конфликтности политики утвердилась в науке с XIX в. А. Токвиль, К. Маркс, Г. Зиммель, а впоследствии К. Боулдинг, Л. Козер, А. Бентли и другие теоретики рассматривали конфликт как ведущий источник политик ...