Корпорация власти » Право на насилие, теракты, партия бездумной толпы, политическая игра, отсутствие социального, выборность

Право на насилие, теракты, партия бездумной толпы, политическая игра, отсутствие социального, выборность
Страница 20

Итогом революций всегда выступает регресс, как это ни парадоксально звучит. Революции обладают разрушительной силой, они отбрасывают назад в первую очередь экономику, которую приходится потом долгое время реставрировать. Я же говорю не о революции в привычном смысле слова, а в первую очередь о революции сознания, в процессе которой маятник внутренних особенностей человека качнется из состояния пассивности в состояние активности, из состояния страха в состояние бесстрашия, из состояния непонимания в состояние понимания, из состояния конформности и податливости в состояние гражданской ответственности. То есть, под революцией понимается коллективное переустройство мышления масс, которое способствует превращению масс в народ.

Однако – и эту аксиому следует запомнить – народ всегда имеет право выбирать. И даже если властные структуры используют все возможные и невозможные средства для того, чтобы пресечь народную [оппозиционную] активность, все равно народ ВСЕГДА имеет право выбирать. Когда мы думаем иначе, когда мы, убежденные в собственном бессилии и руководимые чувствами страха и безнадеги, умываем руки, то добровольно соглашаемся с теми, чьи усилия как раз направлены на элиминацию народной воли. Пока оппозиция малочисленна, власть и силовики чувствуют свою силу и безнаказанность. Но когда на митинг протеста выходит не 10, не 100, не 1000 и даже не 10000 человек, а намного большее число несогласные и неравнодушных к своей судьбе и судьбе своей страны, силовые структуры осознают свое бессилие перед этим «хаосом всеобщей политизации» и становятся шелковыми и бесконфликтными. А во времена серьезного массового напряжения народные массы, какими бы пассивными они ни были, начинают активизироваться. Чем больше их душат, тем более решительными они становятся. Это не всегда так, но история показывает множество подобных случаев. Кажется, что представители нынешней власти этого не понимают, не понимают, что ножами захватить власть можно, но очень трудно усидеть на этих ножах.

Во времена сильных социальных потрясений недальновидный народ начинает требовать сильной руки, не подозревая, что это требование выражает желания фашизма как крайней формы подавления личных мнений и свобод[136]. Он не знает, как следует распорядиться своей свободой [и ответственностью, без которой свобода невозможна] и перекладывает право выбора [и ответственность] на сильного лидера, после чего, беспрекословно ему подчиняясь, следует за ним, руководствуясь примитивным рефлексом подражания; все это напоминает животное стадо, нежели цивилизованное общество. Мы жаждем наших цепей! – безмолвно кричат массы, и этот молчаливый крик слышен по всему громадному зданию тоталитаризма, по всей цитадели закрытого общества, в котором нет места свободам. Как отмечается, при низком культурном уровне социума рефлекс подражания создает условия для возникновения тоталитаризма; именно поэтому, понимая опасность, в республиканском Риме выбирали диктатора только в критических случаях и только на полгода[137]. Создается впечатление, что в некоторых [политических] аспектах античный полис был более цивилизован, чем современный постиндустриализм.

Феномен добровольного принятия фашизма заключен, естественно, не только в культурной бедности масс, но и в их страхе перед одиночеством, перед свободой, перед ответственностью. Наконец, во многих случаях жесткое семейное воспитание, в соответствии с которым от ребенка требуют любви к человеку, который его подавляет и бьет, актуализирует трепет перед фашизмом. Да и некоторые люди, ненавидя тирана, все равно остаются им зачарованы, инвестируя свои чаяния в него; во многих случаях это происходит в том числе благодаря использованию тираном методов не только принуждения, но и заигрывания. Сказав несколько слов, мы оставим в покое тему анализа причин возникновения этого феномена, поскольку это не является принципиальным для нашего исследования.

Страницы: 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25


Другие статьи:

Ленинско-большевистский политический режим
Февральская революция 1917 года установила республиканский политичес­кий режим без его оформления конституционным образом. Закон­ный правопреемник власти отсутствовал, и наступил этап выявления наиболее адекватного условиям России носител ...

Политическая модернизация. Сущность и этапы политической модернизации
Проблемы политического развития стран в переходных условиях наиболее полно описываются теорией модернизации, которая представляет собой совокупность различных схем и моделей анализа, раскрывающих динамику преодоления отсталости традиционн ...

Феномен толпы
Еще одна особенность политической психологии состоит в ее способности к формированию специфического политического субъекта — толпы. Г. Тард называл толпу самой «старинной» социальной группой после семьи. Однако суть этого объединения отра ...