Политология » Современные политические проблемы » Проблема политического разделения нации

Проблема политического разделения нации
Страница 1

Недавние события на Балканах и Закавказье (породившие интерес к перспективам объединения Северной и Южной Осетии, возможности вхождения территории косовских албанцев в состав Албании) вновь обусловили актуализацию в медийном пространстве темы "разделенных народов". Несмотря на обилие исторических прецедентов не всегда аккуратной "перекройки" государственных границ или несоответствия административных единиц этно-культурным ареалам, тем не менее для определения всех подобных прецедентов употребляется категория "разделенный народ".

Существующая сегодня в отечественной политологии путаница в понимании смыслового наполнения субъектов разделения – этноса, народа и нации - обусловлена, с одной стороны, тем, что в западной традиции категория "nation" универсальна и употребляется одновременно для обозначения народа, нации и народности. С другой стороны, неопределенность трактовки обусловлена конституционным утверждением в качестве носителя суверенитета и единственного источника власти в Российской Федерации ее многонационального народа. Хотя законодательное закрепление пустого понятия (народ не может быть многонациональным) объясняется стремлением разработчиков Конституции 1993 года избежать ошибок в "национальном вопросе", подобных тем, которые привели к распаду СССР, и даже способствовать складыванию российской гражданской общности, существование в правовом поле подобного неологизма заметно усложняет понимание различия в определении категорий нации и народ и способствует замене политического смысла категории нация этническим.

Однако существует четкая демаркация категорий этно-национального дискурса: этнос (совпадающий по смыслу с категорией национальность) представляется совокупностью объективных черт и характеристик, которые, будучи способными объединить определенный кластер людей, лишь потенциально возможны. В том числе, лишь возможным представляется осознание представителями этноса своей разделенности: несмотря на фактическую разделенность, стремление к объединению отсутствует у монголов, историческая территория проживания которых разделена между Монголией, Автономным районом Внутренняя Монголия КНР и Китаем), саамов (исторически проживающих на современных территориях России, Норвегии, Финляндии и Швеции), шведов (традиционно проживающих в Швеции, и на землях Аландских островов), практически отсутствуют идеи воссоединения у басков Франции.

Однако существуют минимум два довольно мощных контр-аргумента однозначного "закрепления" конкретной территории за некоторой этнической группой: невозможность тотальной эндогамии представителей группы (то есть отсутствие достоверного доказательства сохранения черт этнической группы), и, что гораздо важнее, невозможности определить "нижнюю точку" исторической "принадлежности" территории. Кроме того, сегодня постановка вопроса об обоснованности территориальных претензий возможна лишь в форме соответствующих претензий общественных движений, строящихся на принципе не этнической гомогенности, но сознательного выбора исторической и политической идентичности ее представителями.

Представляется, что именно поэтому в большинстве случае разделения можно говорить о разделении нации. Нации, по словам В.Межуева, как государственной, социальной, культурной принадлежность индивида, а не его антропологической и этнической определенности. То есть принадлежность к нации основана на сознательном самоассоциировании с определенной социальной, культурно-исторической и, прежде всего политической общностью, и фактически лишена идеи об общности физиологических качеств. В подавляющем большинстве случаев можно говорить именно о разделении нации, а не народа ввиду того, что актуализация необходимости решения проблемы разделения очевидно свидетельствует об актуализации идентичности. Осознание разделенности – прерогатива народа, но в случае актуализации политических претензий (стремление к суверенитету и объединению) необходимо говорить исключительно о нации (вопрос в том, насколько она гомогенна по своему этническому составу, вторичен). Надо отметить, кстати, что в эпоху феодализма легитимность разделения не подвергалась сомнению - территория и проживающее население традиционно рассматривали монархическими династиями в качестве своей собственности. Утверждение идеи принадлежности права управления территорией народу на ней проживающему произошло лишь после трех "разделов Польши" и собственно возникновения соответствующего политического движения под руководством А.Т.Б. Костюшко.

Страницы: 1 2


Другие статьи:

Виды политических режимов
В учебной литературе по теории государства и права политические режимы обычно подразделяют на две основные разновидности: демократические и антидемократические. Демократическому политическому режиму присущи: наличие в государстве демокра ...

Социально-политическая организация Ведической цивилизации. Исторические условия и социально-политические предпосылки становления ведического общества
Примерно с середины II тысячелетия до н. э. через горные перевалы на северо-западе Индостана стали проникать воинственные кочевые племена. Они называли себя ариями. Их вторжению предшествовала длительная история переселения народов, гово ...

Политические элементы, их роль в политической системе общества.
Различные политические явления неразрывно взаимосвяза­ны и составляют определенную целостность, социальный орга­низм, имеющий относительную самостоятельность. Это их свой­ство и отражает понятие политической системы. Появление этой кате ...